СТО МИЛЛИАРДОВ МАМ


Разбухшее рыжее солнце силилось закатиться за океан.

Учитывая здешние пятидесятичасовые сутки у него это пока что не очень получалось, и оранжевому шару еще добрых три часа висеть над самой водой, едва касаясь горизонта своим нижним краем. А потом… Потом светило возьмет и пойдет обратно – вверх! Такое бывает в мирах, которые слишком медленно вращаются вокруг своей оси да слишком быстро – вокруг своих солнц. Да к тому же и по слишком вытянутым орбитам…

«Ускорить бы планетку… – подумалось ему машинально, – до двадцатичетырехчасовой. И орбиту б округлить – для равномерного прогрева…».

И вот ведь – где уж та Земля с её двадцатьючетырехчасовыми сутками! Да что там Земля – где то её Солнце и та его Галактика?! За Горизонтом этой непомерно расширившейся Вселенной? Да и число не круглое, эти 24… А поди ж ты, прилипло в качестве стандарта дня – и всё тут! Уже просто инстинктивно все на него пересчитываешь…

Так, ладно! Он здесь, собственно, чтоб подумать. И Письмо написать. Как психологи советуют.

Он присел на валун у прибоя… Ну, как – «присел»? Присел в человеческой аналогии, конечно. Главное, было еще чем… Потом почему-то достал из Нуль-Двери старомодный письменный столик. Наверное, чтоб ноги на него положить… Так и есть – положил! Очевидно, уже в роль входил. Был в сюжете. В сюжете Письма.

В последнее космологическое время эти символические письма стали модными. Даже нормой – в качестве психотерапии или медитации. Ведь, несмотря на этот «лучший из миров» и на то, что всего – и даже больше! – в нем хватило на всех, многие после эпохи Великого Воспоминания заимели серьезные проблемы… С личной жизнью.

И адресовались эти Письма далеким предкам. Точнее…

Точнее, самим себе!

 

*   *   *

Нет, никакой это не «переносный смысл» и никакая не аллегория. Самим себе буквально! Ведь у меня, к примеру, это – сто миллиардов сорок тысяч сто первый ЭП – Эго-повтор. Ну, лайф-ремейк, в смысле, или… как её… реинкарнация – неважно. Сам считал. Так что, получается, я жил во все времена существования на Земле человеческой расы… Ну, и потом, понятно, – уже не на Земле. Досталось мне, в общем…

Да, буддисты всякие были правы… Ну, в смысле, как правы? Как говорят у нас в универах, в нулевом приближении и с доверительной вероятностью в десять сигм мыслили примерно в правильном космологическом направлении. В отличие от… Ладно, не будем о грустном – грустное еще впереди.

Короче!

Чтоб тебя не грузить и не шокировать, определимся для начала с терминологией. Ну, и с адресатом Письма, понятно.

Ну, с последним все достаточно просто: я выбрал себя (тебя, то есть) в веке эдак двадцатом–двадцать первом по вашему земному летоисчислению. Предок действительно далекий, но с кем можно уже хоть как-то трезво и адекватно разговаривать. А то ведь есть тут такие, что выбирают себе «собеседников» из земного средневековья или и вовсе – из первобытнообщинного строя. А потом не знают, как с ними говорить! И о чем. Опять бегут к психологам со своими Письмами…

Потому как – и это то, что касается терминологии! – психологи настаивают, чтобы мы так писали эти письма, будто их действительно будет читать «адресат», или вообще – будто он, чего доброго, сидит рядом и внемлет! И желательно, чтобы он и вправду все, что ты ему изливаешь, понял! А не слушал тебя, как домашняя живность какая: восторженно, но не понимая ни мюона, – только интонации (да и то не всегда: мы ж уже не совсем люди…). О читателе надо думать! – как говорят писатели.

Желательно еще продумать одно сослагательное наклонение: реакцию собеседника. Что бы он отвечал, какие б реплики отпускал?..

И к чему только эти психологи склоняют? К раздвоению личности?

Поэтому давай так: я буду писать в знакомых тебе земных человеческих понятиях и определениях начала или середины двадцать первого века. Ну, по возможности, конечно, а там разберемся. В конце концов, не такой я пока и гениальный писатель – уж не обессудь. И еще. Не обращай внимания на слишком много вводных слов в тексте и некоторый сумбур. Это свидетельствует о неуверенности в себе. А то стал бы я к психологам обращаться!..

Ну, как наверняка сказали бы мои знакомые писатели, здесь надо бы какая-нибудь лирическая вставка – о природе-погоде, скажем. Так, что тут у нас?.. А, – закат, океан, ярко-зеленое небо с фиолетовыми дугами и такими же облачками у горизонта… А нет, подожди, это «очки» мне снять надо. В смысле, перенастроить глаза на традиционный диапазон спектра… Ну вот, все правильно: никакое не зеленое – темно-фиолетовое небо. А у горизонта – светлое с оранжевым отливом. Солнце-то здесь оранжевое. Да и пыль у горизонта… Я, кстати, сейчас на какой-то провинциальной супер-земле сижу, в галактике… Ну, не важно где. Зашел просто подумать, письмо вот тебе написать – чтоб никто не мешал…

А сейчас я попытаюсь что-то живописать. Ага, вот – прибой.

Прибой, даже океанский, при здешней двойной тяжести похож просто на дыхание гладкого, как стекло, моря, причем мелкое и учащенное: приливчик-отливчик, приливчик-отливчик… Не более пяти сантиметров полоса прибоя-то… Нашел, в общем, что живописать! Вот у меня дома, на Блумме-2 с его половинкой жэ – прибой! Километр с доской за ним бегаю. Волнам только не даю расти больше тридцати метров в высоту, – а то они мне на берегу все хатки поломают… Ну, в смысле, – коллайдер мой с юстировки собьют…

Упс, это называется – «чтоб не грузить и не шокировать»! Ладно, думаю, ты там – я, то есть – мальчик большой! Переживешь! В конце концов, я тогда астрофизиком был, а таких людей (меня так уж точно!) трудно чем-либо шокировать. Особенно масштабами. Да и научно-техническим прогрессом тоже. Ты ж должен понимать, что раса, которая старше вашей на… на какой-то космологический промежуток времени, в общем – и выжившая! – должна иметь возможности, кхм! – совсем другие. Соответствующие.

Ладно, для ясности, и чтоб не было недомолвок, расскажу-ка я вкратце о состоянии и уровне нашей цивилизации. Так, чтоб было понятно.

Итак… Блин, с чего ж начать?.. А, вот что!

Благодаря всяким теоретикам люди уже в твоё время четко определились с родами цивилизаций. Первый род, как ты знаешь, – владение ресурсами только собственной планеты, Второй – владение своей планетной системой, ну, и Третий род – освоение и владение ресурсами всей материнской галактики. Дальше родов у вас не было, потому что люди, видимо, решили, что дальше нечего желать. Ну, а у нас тут – Четвертый уже: возможность управления эволюцией Вселенной.

Собственно, мы тут этим все равно не злоупотребляем и в естественный ход вещей стараемся не вмешиваться. А так – по мелочи… Где Тёмной Энергии отчерпнем, чтоб, значит, нужная нам галактичка какая не слишком быстро от нас удалялась, где водородика в межзвездное пространство впрыснем – чтоб из него новые звезды собирались. Ты ведь знаешь, даже по вашим теориям, что когда-то в отдаленном будущем Вселенной весь водород в звездах должен выгореть и они перестанут зажигаться. Понятно, что нам такая перспективка не очень улыбается…

Как там у вас было: «если звезды зажигают, значит это кому-то нужно»? Теперь ты знаешь кому…

Ой, не спрашивай, откуда мы его, водород-то этот, берем! Вон верхние слои бесхозных звезд обдираем… И потом, как ты знаешь, «Скрытой Массы» в нашей Вселенной хоть отбавляй – гораздо больше, чем обычной. Я написал её в кавычках, потому что для нас она уже со времён Второго рода –  не такая уж и скрытая. Как ты думаешь, что из нее могут лепить такие, как мы?

Ну, а так – что ещё? Планетку какую-то или планетную систему кто себе подправит для удобства – под дачу, к примеру… Солнышко какое-нибудь сделает поярче или притушит – по вкусу. Но это всё уже так – дети на уроках труда делают…

Да! Тебя наверняка заинтересовал бы еще такой модный и актуальный во все времена вопрос: одни ли мы тут? Да одни уж такие – слава Вселенной! Не считая, конечно, аборигенов кое-где – слаборазвитых и ни до чего путного не доживающих. Мы им на глаза не попадаемся и в их архиважные дела пожирания друг друга не лезем.

Только не надо так на меня смотреть! Ишь ты, альтруист выискался! Нам кто-то помогал – когда нас пожирали? В следующем Эго-повторе получится! Я ж говорю, мы в естественный ход вещей не вмешиваемся. Их – только пригрей!..

Почему «слава Вселенной»? Ну а ты только представь, что было бы, если б здесь проживал еще кто-то вроде нас! Да еще и – что скорей всего! – с абсолютно отличными от наших разумом и понятиями. Мы б с ним тут доуправлялись Вселенной – до Большого Взрыва! Хотя, конечно, по закону больших чисел где-то на бесконечном удалении от нас вполне может существовать кто-то, такой же по уровню, как и мы… Но ни с чем подобным мы еще не пересекались…

Ладно! Это все лирика, которая у меня что-то слишком затянулась! Перехожу к сути Письма.

Вот ты, что бы ты написал своему предку – точнее, себе! – скажем, в каменный век? «Жри всех первым!»? Или про устройство ракетного двигателя, суперкомпьютера и водородной бомбы рассказал бы? А может, начал бы на свою жизнь жаловаться? Мне тут, мол, тоже не сладко!..

Знаешь, нам тут действительно не на что жаловаться. И очень давно. Мы искоренили все болезни, преодолели все конфликты – и между собой, и с собой, – вышли в далекий космос… Действительно далекий. Межгалактический. Прошли через всё и – вырвались! Казалось бы, дальше только счастье и бесконечный устойчивый путь. Но тут – бац!

Великое Воспоминание.

Понимаешь, в какой-то прекрасный момент наш мозг стал настолько развит, что смог вспомнить всё! В смысле, все свои прошлые воплощения – или жизни, как бы сказали у вас. У нас это называется Эго-повторы. Причем смог вспомнить не как-то отрывочно, смазано и какими-то непонятными символами – нет! Во всех деталях и подробностях! Как на объёмном видео! Да, знаю, звучит не очень-то научно. Ибо как мозг может что-то вспомнить, если его тогда еще не было?! Но факт остается фактом. Вообще-то это связано с энтроквантами – энтропийно-информационным сохранением на веществе квантового отпечатка сознания… Так как мозг, понятно, – тоже вещество, то ему достаточно и самого себя, чтобы считывать эти отпечатки. Что он, любезный, и сделал как-то, как система, естественная функция и цель которой – получение информации.

Удружил!..

Всё научно, короче. Никакой религии или мистики – можешь мне поверить. Как чистой наукой уже является передача и чтение мыслей, которые – всего лишь электромагнитные импульсы мозга. Мы тут, кстати, уже почти только так между собой и общаемся. А что, и в шумных местах удобно: орать не надо. Правда, и эта способность – точнее, её неожиданное появление, – в свое время нас тоже чуть не угробила… Ладно, об этом как-нибудь потом, – а то опять от темы отвлекусь.

И все у нас, главное, как-то «неожиданно» появляется! Как у вас зима. Вроде ж уже и моделируем всё, и во времени скачем…

Короче!

Можешь себе представить, что после этого «бац!» началось? Какие у людей – у нас, в смысле, – кошмары и глюки пошли! Ты вдруг видишь и помнишь самого себя – всегда! Во все времена нашей расы! Все учебники истории, в общем, можно смело спускать в… в черную дыру. Шутка. Никто их туда спускать пока не собирается…

Ну да, я уже вижу твой восторженно-недоуменный взгляд! Ух ты, мол, класс! Ничего себе – такие знания и опыт внезапно, так – за здорово живешь! – в башке появились! Космологические, можно сказать! На что ж вы, блин, жалуетесь??! Нам, типа, о таком – только мечтать!..

Ага! Может, попробуешь, умник? Вместе с этими знаниями и опытом появилось ведь во всех красках и всё остальное, что там с нами было! Все наши тамошние «незабываемые острые ощущения» – вроде собственных рождений и смертей. И ощущения эти, доложу тебе – те еще! Никаких знаний и опыта не захочешь! Тем паче, что последних у нас и так – хоть отбавляй…

Несмотря на то, что вас там жрут, вы – счастливые люди, потому что этого всего не видите! Шутка. Что жрут, в смысле, шутка – не цепляйся к словам!

Но даже не в каких-то болезненных ощущениях дело! В конце концов, мы взрослые мальчики-девочки – не то еще видели! И чувствовали.

Просто…

Знаешь, вспоминаю я себя в средние века, скажем, и сам себе ужасаюсь. Как я мог быть таким?! Да, конечно, все мы дети своей эпохи, но… Но как я мог за какую-то ересь людей на кострах сжигать?! За то, что они не следуют каким-то вшивым религиозным догмам (или просто – по подозрению в этом!)? Причем так сжигать, чтоб они не сразу умирали! Долго мучились! Не говоря уже про предварительные страшные пытки… Я тогда искренне считал, что этим делаю мир лучше! Очищаю его от зла, приближаю к какому-то богу!..

«Воин Света»!

Да быть этого не может! Я просто не мог этого делать! Нет, то был не я!

Ненавижу себя тогдашнего. Разорвал бы! И как только земля подо мной не разверзлась тогда?! И руки с ногами не отсохли… Впрочем, нет, по большому счету – отсохли, учитывая, сколько мы тогда жили и от чего умирали… Хоть это как-то успокаивает.

Но главное! Главное, все они, те – съеденные мной, сожжённые, расстрелянные, замученные – все они тут! Со мной! Живёхонькие! Не призраки какие-то галимые из смешных страшилок – самая настоящая плоть и кровь! Живущая по десятку тысяч лет!

И как мне теперь прикажешь им в глаза смотреть?..

 

*   *   *

Тут он вынужден был отвлечься от своего Письма, потому что ему позвонили. Ну, «позвонили», выражаясь в привычных человеческих терминах, конечно, – как он и условился. Вызов пришел по его личной линии с коллайдера…

В смысле, не с домашнего, портативного, а с КЭСТЭ (коллайдерной энергостанции Тёмной Энергии) на медленных кварках повышенной странности – на одной нейтронной звезде, где он работал директором. И разговор в переводе на человеческий язык был примерно следующим:

– Да?

– Босс, я извиняюсь, что отрываю вас от выходного, но тут у нас опять какие-то непонятки с отображением глюонной Цветности. Кольцо уже сжиматься начало…

«Кольцо» – это, собственно, и была километровой толщины труба коллайдера. Состояла труба из странно-кваркового вещества и была проложена прямо по поверхности нейтронной звезды – вдоль её экватора. Понятно, что нейтронная звезда, как компактный десятикилометровый объект массой в две солнечных – остаток взрыва большой звезды – была самой плотной и неразрушимой субстанцией во Вселенной. Ну, кроме разве что черных дыр, но в них и вещества-то как такового уже нет – одна сингулярность. Однако «неразрушимой» для кого, собственно? Для аборигенов? Для планет, которые могут хоть все грохнуться на неё, ей это – как хлопушка? Для звезд, которые хоть взорвутся на ней, ей это – только слегка магнитное поле подпортит? И то ненадолго.

Но точно – не для расы Четвертого рода.

Ведь труба, опоясывающая этого космического монстра, была на порядок прочнее его самого. Собственно, гипер-гравитация и гипер-магнетизм нейтронной звезды и создавали в трубе коллайдера свободные «медленные» кварки, которые улавливали потом Темную Энергию. Но, это так – «чтоб аборигенам было понятно», очень нулевое приближение. Все равно, что рисовать электроны, протоны и те же кварки шариками. Главное, чтоб работало. Но вот с этим как раз и намечались сейчас проблемы.

Ведь «сжатие кольца» означает сокращение длины трубы, которая просто станет «удавкой» для нейтронной звезды и, понятное дело, разрежет её пополам, как бритвой. Хотя, точнее будет сказать, не «разрежет», а превратит в два джета – два луча околосветовых субатомных частиц, распространяющихся в противоположные стороны. Ну, там еще гамма-всплеск какой-то полоснёт по округе, но то уже такое…

Короче!

Так и нейтронных звезд на вас не напасёшься! Шутка: напасешься. Просто… все эти переезды!.. Это – третья звезда уже!

Он только языком поцокал.

– Ну сколько ж вам, мюон вашу мать, говорить… – вздохнул он. – На двойку Цветность выставлять надо. На двойку! Что, так трудно запомнить??! Там она у тебя, небось, опять на тройке? Или вообще на четверке?

– Подождите, я гляну… – вообще-то, это был его молодой ассистент.

– Ты там что, один?

– Ну да. Вы ж меня дежурным на выходные оставили… На единице.

– Еще лучше! Поставь, значит, на два, и перезагрузи систему. А там я после выходных приду, сам всё опять отъюстирую. И не беспокоить меня больше по пустякам! А то будет вам! То же, что и тем двум предыдущим нейтронным…

– Да нам не привыкать, вообще-то, – хихикнул ассистент. – Биллионы лет вы меня жгли и стреляли!..

– Видимо, мало! – ответил он в том же духе. – Ладно, все – не отвлекать меня больше! Я Письмо пишу!..

– О, молчу! Письмо – это святое!..

– Поговори мне еще! Конец связи. Встретимся после выходных!

И он отключился.

Этот разговор и так затянулся. На целых две микросекунды…

*   *   *

Извини. Отвлекли, как видишь.

Неотложка, так сказать. Спрятался, называется, в провинции, чтоб никто не мешал! Прямо затерялся в ячеистой структуре Вселенной!.. От них спрячешься!

Ладно, на чем мы остановились?

А, – …и как мне теперь в глаза им смотреть?!.

Хотя… знаешь, что тут может сильно успокаивать? То, что и они далеко не святые! Мягко говоря. Ведь и меня столько раз сжирали, сжигали, стреляли, вешали, травили, гноили в лагерях и тюрьмах!.. А сколько раз я инвалидом рождался или им становился на всю ту свою жизнь?! Лучше тебе этого действительно не знать! Как ты понимаешь, это всё со мной вовсе не призраки какие-то делали. Так что, можно сказать, – мы квиты!

Но меня это все равно как-то слабо успокаивает.

А знаешь, что? Вот сейчас я так и слышу, что ты мне говоришь – вежливо так и дипломатично: «Ну, зашибись! Просто охренеть!».

Картина маслом:

«Практически боги, живущие в своей межгалактической нирване уже неопределённо долгое время, жалуются поедаемым всеми земляным червям, которым до них ползти еще и ползти, на свои офигенные психологические проблемы, связанные с их невыносимыми переживаниями о прошлом».

О, как закрутил!

Мужик, мол! – скажешь ты. Развесил сопли! Как я мог делать то, как я мог делать это!.. Да как мы могли жить так и этак?!

Это Природа! Естественный ход вещей! Путь проб и ошибок. Путь познания! Ибо, если б не было того, как «не надо», как бы мы узнавали то, «как надо»??! В конце концов, и в какой-нибудь нормальной, отдельной жизни есть и светлые полосы, и темные, просто ужасные, о которых ни думать, ни вспоминать не хочется! И что?! Это повод нюни распускать? Главное, что всё это дерьмо – позади! Что ты выстоял, прорвался сквозь это.

Не можешь вспоминать, – не вспоминай!

Сделай только выводы из этого – и всё! Выводы насчет того «как надо».

Или ты начнешь мне сейчас жаловаться и на эту вашу телепатию? Напомнить, что было, когда она у вас/у нас только появилась?

Стоп! Это ж, вроде, я тебе должен рассказывать?!

Не перебивай! Разница-то какая? Я – это ты, не забыл? И нахожусь тут уже тоже. И помню, стало быть, и рассказать могу то же самое!

Что-то я совсем запутался… А, ладно! Неважно.

Короче, это случилось, когда мы уже Третьего рода были – то есть, по Галактике расползлись. Ну, там – продолжалась обычная подковёрная возня, холодные войны всякие… Да и горячие тоже. Ни хрена, блин, не менялось у этого «хомо галактикуса»! И тут, опять же, – бац! Только на этот пресловутый «бац» мы, по большому счету, всегда и надеемся!

В общем, один из дипломатов на одном важном межзвездном саммите по очередному чего-то там урегулированию, возьми да и ляпни:

«Вот ублюдищи тупорылые! Ни фига мы тут, походу, с тварями не договоримся. Мочить всех этих гнид придется…».

Да только вслух он этого не говорил. Даже губами не шевелил. Но все, почему-то, это услышали.

Описывать, что началось дальше, смысла нет, потому как то были еще цветочки. Первый безобидный росточек. Просто бошки следующие сто лет у нас у всех раскалывались – поскольку все в них слышали всех. И не знали, как заткнуть. Цивилизация чуть было опять не скатилась в каменный век – с утратой всех связей между уже освоенными мирами Галактики. Да что там каменный век! – мы-вы чуть просто не перегрызли друг друга! И даже не потому, что все умыслы, интриги, заговоры, подковёрная возня даже нулевой уровень не проходили: тут же раскрывались, и начиналось «мочилово». А именно потому, что «не знали, как заткнуть».

Все уже видеть друг друга не могли! И не хотели уж ни той власти, ни того бабла! Хотели просто уединиться где-нибудь – на необитаемой планете – и уши заткнуть.

Пока еще мы мента-блокировке и жесткому контролю своих мыслей и эмоций выучились! И всяких там подчистили – с недобрыми умыслами… Шутка. Они сами друг друга перемочили. Сколько народу, в общем, побилось…

Ну? И что? И на это будем жаловаться? Может, скажешь еще, что «это того не стоило!»? Только потому, что и ты там попадал под раздачи или, опять же, «и как я мог быть таким?!»?

А ведь после той «тёмной эпохи выноса мозга» человечество вышло на совершенно новый уровень развития и устройства – уже без «овец» и «пастырей»! Ну, ты понял – без правительств всяких, галимых, и их «святых» и «святейших», которые рассказывали «как надо». И вся та эпоха – да что там та эпоха! – вся история Земли и даже всей той нашей первой Галактики – теперь уже ничтожные мгновения по сравнению с дальнейшей историей нашей цивилизации!

Да что я тебе рассказываю! Сам же все прекрасно знаешь!..

Ой, подожди: тут опять отвлекают… – это уже первый я – второму. Кажется…

 

*   *   *

Из моря, где-то в километре от берега, вынырнула одна из голов-перископов гектокальмара – местного морского хищника. Заметив на берегу «что-то съестное», стометровое животное (и это только толщина туловища) ринулось к суше, при этом посылая парализующий мента-разряд.

Обычно у попавшихся гектокальмару на глаза (особенно, если он был на охоте) уже не было никаких шансов. Где б они не находились – хоть в океане, хоть на берегу. Ну, это если у них не было таких транспортных средств, как Нуль-Дверь или Тьезо-Лифт, каждое из которых могло мгновенно доставить в любую точку освоенной Вселенной… Да что там освоенной! – просто в любую. И в любую точку времени.

Но ему уже так не хотелось опять отвлекаться, искать какое-то другое тихое местечко… Еще заплутаешь в галактиках, по бездорожью. Гипер-нави опять же включать, положение свое выдавать… Всяким. Выходной у него!

Еще от хищников каких-то он не драпал!..

И гектокальмар вдруг, как ни чем не бывало – ну, обознался! – сменил направление своего рывка на противоположное – после того, как принял от «добычи» встречный мента-импульс. Импульс с образом того, что на берегу – вовсе не съестное цепенеет, а его собрат, такой же кальмар, на солнышке греется. Сытый и на всякий случай сексуально удовлетворённый – кто их знает, что там еще у него в голове… в головах?!

Теперь только поднятая им, занудой, волна ноги промочит, когда до берега дойдет.

– Э, а «извините, обознался!» где? – буркнул он вслед монстру, подкатывая штанины. Все десять. – Абор-ригены…

 

*   *   *

– Как видишь, – сказал я… я-один, в смысле, – мы ни от кого не драпаем. И ни с кем не воюем… Мы договариваемся.

– Отож! А я тебе о чем?! – сказал тот, я-второй, «адресат», которому я Письмо писал. Ну, в смысле, он наверняка так сказал бы.

И ты тысячу, миллион раз прав! – ответил бы я ему. Потому что оглядываясь назад, на нашу историю, я говорю «не может быть!» не только в отчаянии, но и с гордостью! Величайшие произведения искусства, открытия, достижения науки, которые двигали нас вперед, бросали нашу цивилизацию в прорывы! Так смотришь на все это и думаешь: неужели и то был я, и то я сделал, и то построил, и то написал?! Быть этого не может!

Может. Может!

Вот о чем надо почаще думать! А не комплексовать и рефлексировать из-за всякого исторического дерьма!

Блин, теперь я понимаю, почему психологи, шельмы, советуют писать эти Письма!

И вообще, хорошо эти психологи устроились! Пишите, мол, письма каким-то своим виртуальным собеседникам, и не лезьте к нам со своими душевными соплями! У нас в голове своих тараканов хватает. Принесёте нам потом эти письма, как домашнее задание, а мы над ними как-то на досуге посмеемся…

А знаешь что? К черту Письмо! Хочу поговорить лично!..

*   *   *

– Ей, слышь! – донёсся из квартиры мамин голос, когда я уже стоял с мусорным пакетом на лестничной площадке возле лифта.

– Что? – ответил я.

– И почту еще из ящика забери!

– Ладно!

Тут створки лифта открылись и я вошел. Точнее, – вышел…

 

*   *   *

…Вышел на ту супер-землю, понятно. «Провинциальную»…

Так, с пакетом мусора, и вышел.

Нет, я ничему не удивился: я уже всё знал – позаботились! Даже не ужаснулся сидящему рядом на камне монстру, положившему свои мокрые ноги на какой-то смешной деревянный столик. Это ж был тоже я!

А что, – симпатичный такой «осьминожек»!.. Точнее, десятиножек. Никакой не монстр… Впрочем, я-здешний вполне мог выглядеть и обычным хомо-сапиенсом. Всё зависело от желания и текущих настроек моего генома. Просто я не видел никакой необходимости подстраиваться своей внешностью под самого себя: себя-то мне по-любому нечего стесняться.

Да и особой дипломатичностью я никогда не отличался.

– А двойная тяжесть где? – осведомился, как ни в чем не бывало, только что прибывший я. Ни мне здрассте, ни маме – пока…

Ну, это, знаете ли, все, что может интересовать астрофизика, которого только что выдернули с домашней уборки на другой край Мироздания и в какое-то его неопределённо далекое космологическое будущее.

– А что – надо? – ответил я-местный. – Я тебе мышечной силы добавил. Вот и не чувствуешь.

– А это?.. – я-с-Земли обернулся к створкам лифта, все еще висевшим в пространстве за мной. Через секунду они исчезли.

– Не хипишуй, все под контролем: я тебя только скопировал. Там ты продолжаешь жить, как жил, и никто ничего не заметил. И ты в том числе.

– А мусор этот зачем копировал?

– Статистическая погрешность на таком расстоянии. Все, что у тебя в руках – тоже переносится… Ой, я еще о мусоре твоем не думал! Выбрось тут где-нибудь. От одного пакета пластика ничего этой планете не сделается… Хотя нет, подожди, можно и сколлапсировать.

Я-здешний ввел в свой «схлоп-пультик» размеры и химсостав объекта и нажал «синг» – сингулярность.

В тот же миг пакет с мусором схлопнулся в точку, только дымок пошел.

– Ты и меня так схлопнешь? – поинтересовался я… я-скопированный. – После того, как изольешь душу?

– А ты как думаешь? Свидетели долго не живут. Шучу. Нет, конечно! Ты ж – это я, не забыл? Я ж себя не могу убить. Как и никого. Без причины, во всяком случае. Прошли те времена. Космологические. Произойдет просто Слияние: ты войдешь в меня… Да не бойся! Мы, по сути, и так – одна личность, только локализованная в двух местах. Не путать с раздвоением.

– Да я и не боюсь! – усмехнулся я-с-Земли. – Просто «войдешь в меня» звучит как-то… не по-мужски.

– Ну, знаешь! Каждый понимает научные термины в меру своей распущенности…

– Ну, если у вас тут такие научные термины…

– …И потом, мы столько раз с тобой девочками рождались, пра-ативный!..

– Ну, класс! Толерантность – в ее абсолютном, космологическом виде! Ладно, шучу…

– Я понял.

Я, ну тот, который…

– Так, – цыкнул языком я-местный, который уже возомнил себя типа писателем. – Много текста! Давай так условимся: я буду «я-1», ты – «я-2».

– Чего это я – второй???

– Ну, не сто миллиардный же!

– Вообще-то я гораздо раньше был – хронологически.

– Ну да, а кто старше? – осведомился Местный.

– Вообще-то я.

– Вообще-то нет.

– Вообще-то да – учитывая то, что я здесь, в моем отдаленном космологическом будущем, и в этом, человеческом облике. Фактически это означает, что я, только биологически, в одном этом теле, прожил… – я на секунду прикинул, – порядка десяти биллионов лет. Возраст, сравнимый с возрастом Вселенной! Вот тебе сколько сейчас, в этом твоем, теперешнем ЭПе? Тыщи две лет? Ты в сравнении со мной – даже не «первичный органический суп».

С астрофизиком не поспоришь.

Я-тутошний расхохотался.

– Ого! А я думал, что это я тебя гружу! Да, теперь я понимаю, почему у нас на Земле было столько лженауки. С нашей-то тогдашней логикой! Докажем, что дважды два – пять (шесть, ну или, скажем, двенадцать с половиной пи) – и не покраснеем. А ничего, что я действительно, правда прожил десять биллионов земных лет, а ты – просто перенёсся сюда и всё? Да и информацию я в тебя просто вложил, как флешку в компьютер – чтоб мы могли нормально поговорить, а не я тебе объяснял следующие десять биллионов лет, где ты и что происходит! – Я-1 продолжал хохотать, приговаривая: – Ну, капец! Даже про это мы спорим: кто один, кто два! Соавторы!

– Да пошутил я! – сказал Я-2. – Чего ты завелся? Второй – так второй! Мне-то что! Лишь бы в печку не сажали… Ну, в смысле, это… не схлопывали! Все равно я – это ты и наоборот.

– Да нет, если ты так хочешь – пусть ты будешь «Один». Непринципиально. Тем более, я старше, а старшие должны быть умнее – как говорят родители.

– Та не, проехали, – завершил дискуссию Я-2, подходя к прибою. – Так на чем мы там, в твоем Письме, остановились? Точнее, – ты. Кажется, на том, что не сопли надо распускать, а достижения свои великие вспоминать, так? Я правильно твою флешку считал?

Вот всегда я такой был! Во все времена! Палец в рот не клади. За что и огребал.

– Да, собственно… – начал было Я-1.

– Ух ты, теплая! – это Я-2 потрогал ногой океанскую воду, предварительно сняв домашние тапочки и носки. – Блин, а можно сплавать?! Не отравленная? Во всех морях Земли уже плавал, а вот на супер-земле – как-то еще не приходилось.

– Да ныряй уже, юморист! Можно, – вздохнул Я-1. – Я почему-то предвидел такое развитие событий… Только нырнешь ты тут вряд ли глубоко: соленость пятьсот два промилле. Ваше Мертвое море отдыхает. Да и вода «тяжелая» – дейтерий там вместо водорода. Зато не замерзает. Когда тут минус сто…

– А хищники какие? Не сожрут?

– Уже нет. Были тут одни такие, да сплыли. В прямом смысле.

Я-2 снял свою домашнюю футболку. Инстинктивно. Чтоб, типа, не намочить. Потом с сожалением глянул на шорты.

– Эх, а я плавки не взял… Можешь сообразить?

– Ну, ты достал, слушай! – констатировал Я-1. – Может, тебе сюда еще и все плавательные принадлежности с аттракционами «сообразить»? Джина нашел! Вообще-то, ты тут можешь хоть одетым плавать, хоть голым. Меня тебе точно нечего стесняться, ты в курсе?

– А вдруг тебе девушка позвонит… По видео. А тут – я. Голый… Ладно, так пойду – в шортах…

Я-1 только прыснул: «Приколист!».

А Я-второй продолжал, осторожно заходя в воду:

– Ну, ты давай, говори, я слушаю. Изливай. Можешь даже мысленно – чтоб не орать.

– Ты что, «за буйки» уплывать собрался?

– Да, я вижу, мне б тут – хоть куда отплыть… В этом киселе…

Я-2 зашел в океан по колено, а потом и дно перестал чувствовать: так и стоял на воде, выталкиваемый архимедовой силой. Хотя дно в этой прозрачной, как стекло воде было видно еще очень далеко от берега.

– Осталось только нимб дорисовать, – в свою очередь начал подкалывать Я-1. – Тебе надо было захватить еще подводную маску! Море – явно для дайвинга.

Я-2 плюхнулся, наконец, на воду. Плашмя. Хоть позагораю.

– И как тут эти ваши гектокальмары только ныряют?..

– Да они тяжелые. И ко дну ещё брюхом присасываются. Так, ладно, если ты не возражаешь, продолжим. Мне, собственно, осталось только сказать, что…

Что я бы и не лез к тебе со всеми этими нашими мыльно-оперными переживаниями о прошлом (это просто смешно!), если б не прямая, чисто практическая проблема.

Ну, вот ты только представь себе: ты рождался сто миллиардов с гаком раз. Это значит, что каждый раз – ну, или почти каждый – у тебя были родители, самые дорогие тебе люди, к которым ты прикипал душой, потерю которых пережить не мог! Опять же, смотря какие родители, и какой ты, но – как правило, в среднем и целом. И вдруг, в один прекрасный космологический момент – бац! – они все тут! Рядом с тобой! Представляешь?! Сто миллиардов пап и мам‼! Я уже молчу про жен и детей, которых еще больше – где-то раза в два–в три (еще их я не считал!). И эти «множества», кстати, могут еще и пересекаться.

Ну ладно еще папы. У нас, у мужиков, вообще все проще – в плане взаимоотношений. То же касается и жен с детьми – учитывая то, что, как папаша, я ни с кем не нянчусь и не сюсюкаю. Тем более, что они и сами все – взрослые. Да и, в свою очередь, имеют столько же «дополнительных» мам, пап и мужей с женами… Но вот мамы!

И кого из них мне теперь «мамой» называть??!

«Юридическую»? В смысле, ту, которая родила меня сейчас, в этом, текущем ЭПе? Ну, во-первых, у нас тут уж и право несколько другое, а во-вторых, она, «юридическая» эта, для меня – такая же биологическая, как и все остальные, и не имеет перед ними абсолютно никакого преимущества!

Заслушавшийся меня и загоравший на воде Я-2 только присвистнул:

– Н-да, засада!..

– Вот-вот. Некоторым, вон, и одной много…

– А чё ты сразу на меня смотришь?! Что за намеки??? Намекает он на что-то!..

 

*   *   *

Тут его опять отвлек звонок, на который ему пришлось ответить.

– Да, мам.

– А, вот ты где! Привет…

Перед ним, ну, в смысле, передо мной-1, возникла клонограмма какой-то девчонки. Десятиклассницы где-то… Ну, это, конечно, – в наших, человеческих аналогиях. Клонограмма лучше голограммы, а тем более видео, потому, что создает полный эффект присутствия… Даже нет, – практически буквальное присутствие: ты можешь даже руку собеседнику пожать или обняться с ним.

Ну, и кто говорил, что барышня позвонить может!

– …Ты поел? – продолжала она. – Судя по времени суток у тебя, тут уже и ужинать пора… Супер-блумм в ККС-9 на сто одиннадцатом гигапарсеке по Зет-334, так? Давно здесь?

Девочка, видимо, не отошла еще от экзамена по униграфии – астрономии по-нашему. Тут этот предмет уже так называется, учитывая, что здесь у них вся Вселенная – как одна планета. Ну, а «супер-блумм» это, очевидно, аналогия супер-земли…

Колыхаясь на воде у берега и подперев голову руками, я наблюдал за этим с умилением. Мамаша была явно не «юридическая».

– Да мной тут самим чуть не поужинали недавно, – ответил он. – Шутка. – Она громко рассмеялась. – Ма, вообще-то я тут как бы занят, и ты мне чуть-чуть типа мешаешь…

– Ты как с матерью разговариваешь? – продолжала хихикать она. – Которая только что на отлично сдала экзамен, между прочем!

– Ну, супер! Поздравляю!

– Пасибки! А, понятно… – она, наконец, обратила внимание на меня в воде. – Письмо? Ты, я вижу, уже – на стадии «Посещений»… Здрассте!.. – Это уже мне. – А меня на этот уровень психологи еще не пускают… – И почему я не удивлен?.. – Ну, ты оденься! Холодает. Ноги еще промочил…

Вот тут я так не понял, кому именно она это сказала: мне-1 или мне-2.

– Ну, мама!.. – сказал Я-1.

– Все, молчу-молчу! Ладно, пока-пока! Звони… Не забывай!..

И она схлопнулась в точку. Только дымок пошел.

 

*   *   *

– Ну, ты, в общем, понял… – это Я-1 уже – к себе-2. – И так – сто миллиардов раз! На дню. Это я утрирую, конечно: не каждый же день все они звонят… Но мне хватает! Думаю, ты уловил также и тот пикантный момент, что они у меня, мамаши-то, могут быть еще и абсолютно разного возраста – в их данной, текущей жизни. Издержки Эго-повторов…

– Да, – поцокал языком Я-2, – мои соболезнования!..

– Ну, еще ты тут мне поиздевайся! Умник…

– Подожди! Как «на дню»?! – дошло до меня… меня-2. Считать я еще не разучился. – Никакого дня не хватит, чтоб ответить на такое количество звонков! Собственно, не хватит, думаю, и миллиона… Лет…

– А, так это… забыл сказать. Мы ж тут и живем уже – в пульсарном тайминге, как бы у вас/у нас, на Земле сказали. Ну, к импульсам нейтронных звезд мы подстроились – для более адекватного чувства времени. Все равно ведь наш мозг давно работает в этом временном масштабе. Миллиард, что называется, операций в секунду… Ты только не утони там, хорошо на воде держись! А в сутках, кстати, восемьдесят шесть тысяч четыреста секунд. Вот и считай, со сколькими мамами в день мы можем поговорить. Ну, а главное…

Главное!

На ком мне теперь жениться?!..

 

   Постскриптум.

Я выбросил мусор. Забрал из ящика в подъезде почту. Подошел обратно к лифту. Пока ходил, прикинул решение одной загвоздки в нехитрой компьютерной программке сверхтекучести в нейтронных звездах. Друг из универа попросил. Да еще рассказик небольшой в уме набросал – для одного журнала фантастики. В десять страниц, кажется, уложился…

Не знаю, почему я тогдашний вернул «меня-2» обратно! На Землю. Может, то был просто «глюк системы», а может… Что-то я в последние два года слишком быстро стал соображать… Для Второго.

Но, в любом случае, здесь у меня опять уже – только одна мама!

К счастью.

26 марта 2016 г.

Вена

Иллюстрации: Вера Малина.


Если у вас появилось желание и имеется возможность поддержать моё творчество материально – отправляйте ваши добровольные пожертвования сюда:

RAIFFEISENLANDESBANK NOE-WIEN

Vyacheslav Chubenko

IBAN: AT54 3200 0000 1155 5497

BIC: RLNWATWW

Или:

PayPal: asfaya2017@gmail.com

СПАСИБО!

Share on Facebook0Tweet about this on Twitter0Email this to someoneShare on Google+0

Читайте также:

By continuing to use the site, you agree to the use of cookies. more information

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close