СПЯЩИЕ КРАСАВИЦЫ

 

– Женщина к тридцати годам должна иметь три вещи: мужа, ребенка и карьеру, – говорила сама себе пятилетняя Юлечка, играя в песочке. – А то будет потом эс-эс-дэ.

– Юлия, сколько тебе говорить – не повторяй всё за своей няней! – сделал ей замечание Игорь, загорающий рядом. – Особенно, если она разговаривает не с тобой, а по видеовойсу. Ты ж не попугайчик… И вообще, повторять все, что говорят взрослые – это все равно, что тащить себе в рот всякую гадость. Поняла?

– Угу, – беззаботно кивнул ребенок. – Папа! Пойдем купаться, а?

– Потерпи. Ты еще не обсохла.

– Ну, пап!

– Не капризничай! Грейся.

– ССД? – не понял я.

– Старой стервозной девой, – расшифровал Игорь. 

Пляж обладал всеми атрибутами дорогого курорта. Мягкий теплый песок, ласковое море, множество барчиков-ресторанчиков на набережной… Аттракционы всякие: катера, яхты, катамараны, дельтапланы, подводные прогулки… Серфинг. И солнышко уже в зените. Пригревает. Даром, что оно – Солнце – в полтора раза дальше, чем от курортов на Земле. В таких курортах – своя прелесть. Тут зато легче из-за меньшей силы тяжести… Тем более, что и пляж этот с подогревом: в каждую десятую песчинку-то микрообогреватель вмонтирован. Нанотехнологии…

Но главное, все вокруг – королевы и короли красоты. Атлеты и атлетки. Греческие боги. Идеальные пропорции, фигуры, формы. Загар… Идеальные, конечно, с точки зрения современных стандартов. Впрочем, думаю, ноги от ушей и девяносто-шестьдесят-девяносто в бикини – это уже вечные ценности. Здоровые, красивые и счастливые, как говориться.

Естественный отбор сделал свое дело.

Ну, как – естественный? Естественный разве что с точки зрения природы родителей, которые обычно жаждут видеть своих отпрысков лучшими на свете, и отбирают для них из собственного генетического набора все лучшее. Как они думают. После окончательной расшифровки генома человека и изобретения тех же нанотехнологий – и не такое уже возможно. Выбрали папаша с мамашей нужную наследственность, прошли определенный курс терапии, и делайте себе детей, сколько влезет. Точнее, вылезет… Короче, сколько аисту будет не жалко.

А голова у меня – все еще тяжелая. После вчерашнего. Снотворного, в смысле.

– Да не парься ты, – успокоил меня Игорь. – Забудь. Ты еще свое наверстаешь. Я, конечно, приму соответствующие дисциплинарные меры, но… еще неизвестно, кому из вас больше повезло.

Да уж! Забудь. Легко сказать!

Вообще-то мы – пилоты в местной фирме по прокату яхт. Не водных яхт. Космических. И сейчас должна была быть моя смена. Я виноват, что именно на нее пришелся этот заказ?! Девчонки, манекенщицы из одного здешнего салона красоты, решили устроить себе на уикэнд прогулку по окрестностям. Фобос там, Деймос, ареостационарная орбита, точки либрации…

Уж как Данька, напарничек мой, ни уговаривал меня поменяться с ним сменами… Хоть пять раз готов был внеурочно отработать. А я что, раненый?! Зачем мне его пять смен? И молочные реки с кисельными берегами? И тогда он, гад, пошел на недозволенный прием. Но ничего умнее не придумал, как подсыпать мне снотворного в вечернее пиво – я еще удивился: чего это оно как-то чересчур пениться?.. – и отключить будильник. В общем, выход на работу я, понятно, проспал. В отличие, естественно, от Даньки. Который сказал начальству, Игорю, что заменяет меня по причине моего «внезапного недомогания». Самец!

Ну, вернется он! Я ему «забуду»! Уж я ему так забуду, что мало не покажется. Он у меня тридцать смен будет на Деймосе торчать…

– В каком смысле, неизвестно кому повезло? – очнулся вдруг я.

– Расскажу я тебе одну историю… – начал Игорь. – Это случилось со мной, когда я еще тоже был пилотом, задолго до того, как открыл здесь, на Марсе, свое дело. Ты, наверное, наслышан о такой штуке, как реинкарнология? Которая с медицинской точки зрения ничего общего с переселением душ не имеет. Просто в чувстве юмора генетикам не откажешь. Также как и физикам с их «цветными» и «ароматными» кварками…

Как же, наслышан. Кто ж об этом сейчас не наслышан? Родители имеют уже возможность не только задавать физические и интеллектуальные параметры будущего ребенка, но и, если они хорошо знакомы со своими генеалогическими древами, просто выбрать какого-нибудь своего предка в качестве прототипа: их ребенок будет на него похож. Точнее, будет его копией. Вот за последние сорок лет, после того, как подобное стало возможным, мир и наводнили шекспиры, пушкины, эйнштейны, мисс и королевы красоты всякие…

– А знаешь ли ты, – продолжал Игорь, – какой побочный эффект может быть от этой реинкарнологии? У ребенка.

– Да, что-то слышал. Научно-популярные фильмы смотрю…

– Что-то слышал… Тогда, когда я был простым пилотом, я тоже про это еще только «что-то слышал». А эффект сей называется – точно приколисты эти генетики – Синдромом спящей красавицы. Он может возникать только у девочек и заключается в том, что они иногда впадают в летаргический сон. Ну, летаргический – не летаргический… что-то, в общем, вроде того. И хорошо, что это у них проявляется, лишь когда они уже в зрелом возрасте. Ведь чтобы вывести их из этого состояния… угадай, что нужно сделать?

– Неужели поцеловать? – сказал я. – Судя из названия.

– Пошутил, да? Поцеловать. Хотя ход твоей мысли правильный… – он на секунду закрыл ладонями Юлечке ушки: – Переспать с ними!

– В смысле…

– Угу. В том самом смысле. Во взрослом.

– И что, только так? А уколы там, всякие? Инъекции в вену? Или не в вену…

– Не катят никакие инъекции. Только настоящий мужик нужен, и все тут. Принц, блин. Прямо как в сказке. Я не вникал во всякие биологические дебри и плохо представляю, почему должно быть именно так и никак иначе… Что-то с теорией непосредственной, естественной, связи между мужчиной и женщиной. Спасибо, что хоть не требуется настоящей, большой любви. Но вообще-то, в чем здесь дело, вряд ли толком понимают и те, кто в эти дебри влезал. Иначе, думаю, уже давно было бы какое-то противоядье. Вакцина, прививки. А так… Может, на его поиски вообще решили не тратить ни силы, ни деньги! А что? Этих «принцев», естественных шприцов, так сказать, все равно – полчеловечества. Есть кому будить… Да, так вот. Я тогда еще на Земле работал. И заказали как-то мою яхту для небольшого круиза выпускницы одного университета культуры. Девишник они устраивали по случаю окончания своего универа. Ну, там – облет Луны, Венеры, посещение знаменитого Испаряющегося озера на Меркурии… Под куполом которое…

– Па! – сказала вдруг Юлечка, поднимаясь на ножки. – Я к маме хочу!

– Юлия, ты не видишь, что мы с дядей Максимом разговариваем? Перебивать нехорошо.

– Ну, па! Можно я к маме пойду?

– Ну, хорошо. Беги, – он слегка шлепнул ее по попке и добавил вдогонку: – И скажи ей, пусть уже идет к нам!

Девочка вприпрыжку побежала по песку в сторону курортных домиков с полупрозрачными крышами.

А я провожал глазами очередное, гуляющее по прибою, чудо всяких законов Менделя, прикрытое двумя лоскутками материи, которые назывались купальником. Снотворное из меня понемногу выходило.

– Ну и? – спросил я. – Дальше что? Ты остановился на Испаряющемся озере.

– Дальше? – сказал Игорь, рассматривая линию морского горизонта, который обрезался громадным прозрачным куполом города. – А дальше все было очень просто. И забавно. Только не для меня. Музыка, танцы, спиртное, то-сё… Девишник как девишник. Но где-то на подлете к Меркурию, часов за сорок до таможни, они все… уснули. Все двадцать. Ну, наклюкались девчонки порядком и вырубились. Вырубились, а «врубиться» не могут! Представляешь? Ну, я тогда по неопытности засуетился, с центром начал связываться, в справочниках всяких рыться… Разумеется, быстро выяснилось, что я должен делать. Двадцать штук! В такие сжатые сроки! Знаешь, это слишком даже для меня. Да, конечно, я бы мог оставить все, как было, и не напрягаться: пусть с ними, мол, другие «принцы» разбираются. Но… Я так подумал… На таможне начнутся вопросы всякие, праздник девочкам будет испорчен… Опять же – на Испаряющееся озеро они хотели посмотреть. Да и отвечал я за них формально. Во всех смыслах этого слова. В конце концов, мы ж – джентльмены! Ледей в беде не бросаем. Особенно, в космосе…

В этот момент на нас упали две тени. К нам подошла Маринка, старшенькая Игоря, со своим приятелем.

– Пап, дай мы еще на планере прокатимся, – сказала она.

– А не хватит уже? – поинтересовался Игорь.

– Ну, пап! – взмолилась девушка. – Мы уже договорились, нас ждут. Последний разочек. Ну, пожалуйста!

– Договорились они… – Игорь вздохнул, и потянулся к пляжной сумочке. За деньгами. – Разорители. Все, это последние. Пива мне принесите!

Я смотрел на удаляющиеся фигуры и думал, кого она мне, Маринка, напоминает? Перебирал в голове знаменитостей прошлого. Каких помнил, конечно. А Игорь продолжил свой рассказ:

– Больше всего меня доставал помощник мой, андроид. «Нужна ли моя помощь?», «могу ли я чем-нибудь Вам помочь?». Ничем, говорю, ты мне тут, блин, не можешь помочь! Уйди лучше с глаз моих!.. Смешно? Все смеются, когда я это рассказываю. Хорошо еще, что они хоть, девчонки те, не уродинами были. Мягко говоря. Хоть это облегчало работу… А те из них, кого я уже… кхм! разбудил, смотрели на меня, как на героя-мученика – с восхищением и сочувствием. Или как на кролика. Подопытного. Готовы были как угодно меня благодарить. Только ничем отблагодарить они меня уже не могли… Такая вот история. А выводы делай сам. Иметь или не иметь?..

И тут на нас с Игорем опять набежало его потомство. На этот раз – Юлечка и два ее старших братика. Двойняшки.

– Папа, папа! – загалдели они наперебой. – Мама опять проснуться не может!

– Это она так, значит, прилегла вздремнуть днем, – констатировал Игорь. Снова вздохнул. Нехотя поднялся на ноги. – Эх, жисть моя жестянка! Ну, что, пошли будить. Нашу спящую красавицу.

Он уже направился было за своей детворой, но, видя мою отвисшую челюсть, чуть задержался, наклонился ко мне и сказал:

– Да, совсем забыл: на одной из тех красавиц мне пришлось жениться.

…Доэкспериментировались с генетикой. Человечество всегда само себя карает. Больше винить в своих бедах нам некого. Хотели сделать новое оружие – так называемую «генетическую бомбу», – а вышло… И в общем-то, если подумать, – так нам и надо.

Провожая взглядом олимпийскую фигуру Игоря, окруженную его выводком – и как люди после такого умудряются еще ее сохранять?.. – я думал о том, что никогда не женюсь.

И дело тут вовсе не в Синдроме спящей красавицы…

 

*     *     *

Эстетичный вид космоса, открывавшийся из точки либрации, показывал даже иллюминатор гальюна яхты. Оранжево-голубоватый кружок Марса – на планете уже наращивалась земная атмосфера – с темными «морями» и блестками купольных городов, отбивающих свет Солнца, висел в черной звездной бездне. Где-то поблизости от диска планеты затерялись и звездочки ее крошечных спутников – Фобоса и Деймоса…

«Некрасиво с Максом получилось, – думал Данька, стоя над писсуаром. – Ох, влетит мне от напарника не по-детски, когда вернусь… Факт. Да и от начальства тоже. Ну да ладно. Отработаем. Такое – раз в жизни выпадает. Ну, может, два. Уж оттянулся я с девчонками!.. Мама не горюй!».

Поставленная на автопилот космическая яхта дребезжала от музыки и танцев. Девочки и прогулка были просто супер. Уж что здесь только не делалось! И оторваться от всего этого можно было разве что только на туалет.

Отдыхали, в общем.

Перед тем, как опять отправиться отдыхать, Данька задержался в уборной еще на несколько секунд, чтобы провести себе – так, на всякий случай – небольшой тест. Формальность… Но после того, как он его провел, пилот с ужасом понял, что отрабатывать свою шалость ему, похоже, не понадобится: он уже наказан. Наказание, правда, какое-то неравноценное…

Наверное, свою роль сыграло еще и то, что человечество давно вышло в космос. Космические излучения всякие, иные магнитные поля, невесомость и разная сила тяжести… Короче, множество самых разнообразных факторов. Трудноучитываемых или неучитываемых вообще. Особенно в генетических экспериментах.

В итоге, – получайте!

Мутацию, невообразимую даже авторами кассовых блокбастеров.

Изощреннейшую месть природы людям… Которые вечно стремятся ее, природу, обмануть…

Лет сто назад никому и в страшном сне не могло привидеться, что именно в этом ответственном и деликатном биологическом процессе, всегда бывшем прерогативой только прекрасного пола, мужчины – все! – могут занять место женщин. Ну, ладно еще быть, к примеру, няньками какими-то… Или домработниками… Или, на худой конец, вынашивать в себе только лишь имплантированный плод. Но чтоб такое!

«Уж лучше внеурочно работать! – беспомощно подумал Данька. – Хоть триста смен на Деймосе!! Бесплатно!!!».

С горечью и обидой – обидой, прежде всего, на самого себя – парень смотрел на свой оказавшейся позитивным тест.

Тест беременности.

  

23.12.2008

Николаев (Украина) – Вена (Австрия).


Если у вас появилось желание и имеется возможность поддержать моё творчество материально – отправляйте ваши добровольные пожертвования сюда:

RAIFFEISENLANDESBANK NOE-WIEN

Vyacheslav Chubenko

IBAN: AT54 3200 0000 1155 5497

BIC: RLNWATWW

.

PayPal: asfaya2017@gmail.com

СПАСИБО!

Share on Facebook0Tweet about this on Twitter0Email this to someoneShare on Google+0

Читайте также:

By continuing to use the site, you agree to the use of cookies. more information

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close