Она просто прошла по клавишам

Рассказ 

Пресса давно уже прозвала их новоявленными Бони и Клайдом. Хотя подписывались они всегда как некие супруги Врайд. Да и ограбления у них совсем не походили на то, что показывают в популярных боевиках с горами трупов и реками крови. Просто в один прекрасный солнечный день со счета одной военной программы исчезала гигантская сумма, и вместо нее компьютер выдавал какую-нибудь издевку типа «миру — мир». Подпись была обязательна, и за ней обычно следовал постскриптум: «продолжение следует».
А через некоторое время гигантская же сумма чудесным образом возникала на счету одной из мирных программ, будь то освоение космоса или экология. Разумеется, перечисления — все с теми же атрибутами. Впрочем, наивно было бы полагать, что перечислялось все исчезнувшее богатство…

КлавишиВ общем, милая парочка, по-видимому, твердо решила подкорректировать федеральный бюджет, не забыв при этом и о себе. Однако парламент и правительство, естественно, придерживались иных взглядов. Поэтому вся полиция и ФБР были подняты в ружье, и находились в постоянном напряжении, ожидая этого самого «продолжения». Беспокоилось уже и ЦРУ.
Системы защиты и системы слежения бесконечно модернизировались и совершенствовались. Уж какие только хитроумные ловушки не ставились на этих «робин гудов». Ничего не помогало. Всякий раз хакеры буквально растворялись, точно призраки, не оставляя по себе ничего, кроме пустых счетов и издевательских подписей. Либо эти двое были гениями, либо им нереально везло. А еще убийственная реальность была такова, что у властей на этих Врайдов не было абсолютно ничего: не было информации ни об их местонахождении, ни об их бывшем или настоящем месте работы, не было даже примерного описания их внешности, не известно было, американцы ли они вообще! Но на работу чьей-то внешней разведки это все-таки не похоже.
Сбившаяся с ног и доведенная почти до истерики полиция шла уже на крайности — «потрошились» чуть ли не все, кто только что купил коттедж за городом, подключился к сети Интернет или открыл счет в банке.
А между тем на счету Врайдов было уже десять банков и существовала большая вероятность того, что самое громкое в истории дело так и останется не раскрытым. Ведь обеспечив себе и своим детям безбедное существование — а сумма утекла немалая! — супруги вполне могли уйти на «заслуженный отдых»…
* * *

Влад подошел к столику и чуть отодвинул спящего питомца — если, конечно, так можно назвать полноправного члена семьи, которому все сходило с рук, вернее с лап, — положившего подбородок чуть ли не на кнопку селектора «панасоника».
— Визка, ну ты хоть совесть имей, — сказал он укоризненно.
Потревоженное пушистое создание — кошка Виза — встало и, потягиваясь, выгнуло дугой спину.
— Даш, — крикнул Влад жене, находящейся в ванной, — а на чье имя билеты заказывать, на Бэйтонов?
— Ну, конечно, — ответила она. — Как обычно, мистер и миссис Бэйтон. Они ведь уже давно вне подозрений.
Парень стал набирать номер аэропорта, а Виза снова грузно улеглась на бок, опершись пепельной спиной о телефонный аппарат. Разросшийся живот кошки говорил о том, что скоро в семье Бэйтонов будет пополнение. Хотя бы и кошачье.
— Ну, ты готов? — многозначительно спросила Даша, выйдя из ванной в сногсшибательном купальнике.
— Да-да, вылет сегодня в час дня, — сказал Влад, кладя трубку.
Но взглянув на жену, он протяжно свистнул и задумчиво добавил:
— Да… Отступать некуда, позади Москва.
И они вместе направились ко входной двери. А из под ног слышался такой характерный, ласкающий слух и лелеющий душу хруст…
Прощаясь с этим местом, молодые супруги решили искупаться в ласковом Тихом океане, на который открывался великолепный вид из их скромненького, взятого напрокат, домика. Утро было просто превосходным: потрясающе прозрачное голубое небо, ослепительное июньское солнце, а океан, казалось, стал еще тише и ласковей. Взявшись за руки, они бежали к воде по мягкому золотому песку просторного пустынного пляжа, довольные собой и уверенные в завтрашнем дне. Темные густые волосы Даши развевались на встречном ветру. От силы через пару дней они вот так же будут бежать по пляжу к Атлантическому океану, а через пару-тройку лет, быть может, за ними будут следовать маленькие пухленькие ножки. И больше никаких «мероприятий»! Накопленный миллиард, который планировалось рассовать по разным банкам и счетам, вполне позволит безбедно прожить до глубокой старости…
Счастливые и чуть уставшие после купания, они возвращались назад. И вдруг на мгновенье оцепенели. Вокруг их жилища ошивались, пытаясь заглянуть в закрытые жалюзи окна, двое полицейских. В следующие мгновения, пока ноги несли к дому, мозги, привыкшие ко всяким ситуациям, быстро, но без суеты соображали, что здесь понадобилось этим копам, и как в случае чего поступать.
— Мистер и миссис Бэйтон? — спросил один из полицейских, тот что поприземистей и, казалось, посообразительней, когда молодые люди подошли к порогу.
— Да, — ответил Влад.
— Вы бы не могли открыть дверь, — попросил второй полисмен, похожий на верзилу из боевиков.
— А в чем дело-то?
В это время голова уже работала на все обороты, думая, как отвести удар. Молодым, весьма предприимчивым людям как-то «не улыбалось», чтобы бдительный глаз блюстителя закона наткнулся на разбросанные в радостной эйфории по всему дому пять миллионов налички.
— Откройте, пожалуйста, дверь — повторилась просьба более настойчиво.
— Отсюда только что был совершен звонок по секретному номеру шефа полиции. Поэтому мы вынуждены осмотреть ваш дом. Немедленно откройте дверь.
Не успел коп закончить, как из-за дома послышался звон стекла и крик отошедшей незаметно для всех девушки. Все ринулись туда. Даша лежала на земле у разбитого окна с окровавленными ладонью и щекой. Первым рядом с ней оказался верзила.
— С вами все в порядке, мэм? — спросил он.
— Да-да, ничего страшного, — ответила Даша и указала на подступавший к дому пролесок, — двое в черном. Они побежали туда!
Оба полицейских кинулись по показанному направлению.
— Черт, пришлось порезать палец, — сказала девушка когда полицейские скрылись. И добавила, обращаясь к мужу, — ну, давай, быстро.
Тому два раза объяснять было не нужно, и он молниеносно метнулся в разбитое женой окно. Затем все пошло гораздо динамичней. Работа по собиранию денег и сованию их во все чемоданы и шкафы (собирать бумажечку к бумажечке было, разумеется, некогда) закипела, и через две-три минуты на полу не оставалось ни одной купюры.
Правда перед этим кое-что выяснилось… Взволнованную парочку в доме встретили Визка, с чуть виноватым взглядом, и включенный селектор телефона с идущими из динамика короткими гудками. Все моментально стало ясно: одна лапа включила селектор, три другие набрали «нужный» номер, в то время как голова была занята совершенно другим…
Через несколько сот ярдов до того полисмена, что поумней, стало доходить, — их послали туда, куда еще никто не добирался. Он остановился и крикнул напарнику, переводя дыхание:
— Эй, Билл! За кем гонимся? Поворачивай назад. У меня такое чувство, что нам придется задать несколько вопросов нашей сладкой парочке.
Снова стук в дверь. На этот раз она открылась почти мгновенно. На пороге стоял Влад, успевший облачиться в домашний халат.
— Ну что, поймали? — спросил он, не скрывая личную заинтересованность.
— А-я-я-й, мистер, — укоризненно произнес приземистый полицейский, сложив руки и теребя пальцами. — С полицией поиграть вздумали? Чревато. Позвольте войти в дом.
— Да, пожалуйста! Но я не понимаю, что значит «поиграть»? Вы их поймали? Что здесь происходит?
— А вот этот вопрос интересует и нас, — отрезал полицейский, переступая порог. — Там никого не было, и нас это весьма удивляет и наводит на очень интересные вопросы. И вам на них придется ответить…
— Даш, ты слышишь? — крикнул Влад. — Тут говорят, что не было никаких двоих в черном!
— Что?! — донесся из ванной недоуменный возглас, и оттуда вышла девушка с пластырем на щеке и забинтованной рукой. — Браво, полиция! Меня чуть не пришибли какие-то амбалы, а потом мне объявляют, что их вообще-то и не было. Да, неудивительно, что вы не можете поймать тех двоих!
Этот экспромт, похоже, слегка удивил и самого автора. После минутного замешательства, первым опомнился верзила.
— У нас нет ни времени, ни желания препираться с вами, — категорично заявил он. — Мы говорим лишь то, что знаем: из вашего дома был произведен звонок по номеру, которого никто кроме соответствующих органов знать не может, а в пролеске, куда вы указали, никаких двоих в черном не было. Поэтому нам придется осмотреть этот дом.
— Разумеется, вы можете осмотреть дом, предоставив соответствующий ордер, — спокойно начал Влад. — И это вполне понятно. Звонок по секретному номеру из самого обычного дома действительно выглядит весьма странно. Однако при этом вы должны учесть две очевидные вещи: во-первых, как вы сами видели, мы не имели к этому звонку никакого отношения. Во-вторых, это вообще-то не наш дом и мы не можем знать, что на уме у его настоящих хозяев. И потом то, что вы не встретили двоих в черном, еще не значит, что их там не было. Впрочем, не буду обсуждать ваш профессионализм.
Полицейские переглянулись. Они давно уже заподозрили, что напали отнюдь не на простофиль. И это подозрение подтверждалось. По лицам копов пробежала тень раздражения.
— Оценивать наш профессионализм действительно не в вашей компетенции, сэр, — сухо сказал приземистый полицейский. — Равно как и указывать, что нам учитывать, а что — нет. Вы не в том положении для этого. Но коль уж вы заговорили об ордере, будет вам ордер. Правда тогда уже обыск будет, что называется, «по полной схеме». Никуда не уезжайте, господа, и ждите завтра гостей из прокуратуры.
Стражи порядка направились к выходу и чуть не прищемили дверью нос провожавшей их Визке.
— Да… — задумчиво произнес Влад, глядя в след полицейской машине. Уж от кого-кого, но от тебя, Виза, я такого никак не ожидал. Что ж, придется здесь еще маленько задержаться… Однако у меня есть одна идейка, — продолжал он, обращаясь к жене. — Затянем чуток поясок. Ну, а в целом, я думаю, нам хватит на пропитание и трехсот миллионов. Мы ведь люди не жадные…
— А вот интересно, — таинственно произнесла Даша, присевшая рядом на крыльце. — Ты думаешь о том же, о чем и я?
— Ну, — развел руками Влад, — если ты о том, чтобы выйти сухим из воды, поймав при этом двух акул на один крючок, то…
Спокойствие приморского полуденного пейзажа чуть всколыхнул смех супругов Врайд.
* * *
Как на любых преуспевающих предпринимателей, на Врайдов давно мечтали «наехать» не только власти. Причем те, кто «не власти», кровь из носу, хотели достать их первыми. Еще бы! Кто ж не хотел урвать от этой не по годам удачливой команды гигантский кусок, еще до того, как все заграбастает государство. Дело оставалось за малым: найти их. А между тем, как государство, так и преступники виртуозно оставлялись с носом и оскорбленным самолюбием.
Дэвид Лучано — единоличный держатель всего игорного и наркобизнеса Сан-Франциско — одним из первых открыл бесполезную охоту на милую парочку, как только запахло миллиардами. Как обычно по вечерам, с роскошной сигарой во рту Лучано нежился в теплой жемчужной ванне во дворе, любуясь через полуприкрытые веки опускающимся в океан багровым солнцем, и не хотел никого слышать. Но он так и не успел отослать куда подальше охранника с мобильным телефоном: тот сообщил ему нечто, что вмиг развеяло всю его медитацию. Лучано встрепенулся и моментально выхватил трубку.
— Главное, не наделай в свою жемчужную ванну от такой волнующей неожиданности, — сказал ироничный мужской голос. — Да-да, это действительно Врайд, а не твои сокровенные грезы. Однако для окончательной убедительности можешь заглянуть в свой почтовый ящик — там конверт с полусотней штук…
Телохранитель тут же рванул к воротам, и все подтвердилось. А Врайд продолжал:
— Так вот, ребята. Как это ни парадоксально, но нас накрыли. Причем накрыли на шару, просто обидно. Впрочем, произошло то, что рано или поздно должно было произойти: нельзя же вечно нагло и бесцеремонно натягивать всех и вся. И все вы, безусловно, ждали и надеялись, когда же, наконец, эти проклятые Врайды дадут осечку. Радуйтесь, этот прекрасный день настал. И карта выпала тебе, Лучано… Короче, мы предлагаем обыкновенную сделку. Наши условия чрезвычайно просты, даже примитивны: ты устраиваешь нам побег из страны и становишься богаче на полмильярда зеленых. Кстати, можно и торговаться — мы люди не жадные. Разумеется, ты можешь послушать свою прагматичную предосторожность, и от всего отказаться. Тогда наш миллиард просто вернется в закрома родины, или же достанется какому-нибудь другому Лучано. А можешь послушать куда более милую подругу жадность, и, слегка подшевеля задницей, высыпать себе на голову гору денег. Ну, так как?
Дэвид Лучано не долго думал. Он бы мог, конечно, и сдать этих Врайдов, и круто прославиться, став чуть ли не национальным героем. Но деньжищи, что замаячили перед носом, перевешивали решительно все.
— Не сомневался в вашем выборе, господин Лучано, — удовлетворенно проговорил Врайд. — Итак, расклад следующий. В двадцати милях к юго-востоку от Сан-Франциско на побережье есть захолустный домишко. Там мы и будем ждать тебя завтра в пятнадцать ноль-ноль. Надеюсь, задаток в пять лимонов вас устроит, мистер Лучано?
В эту ночь Дэвиду Лучано было не до сна. Конечно, как тут уснешь, если завтра тебе будет завидовать весь мир, когда ты его купишь. Что же касается тех двоих, то с ними можно будет потом разобраться. Потом, когда-нибудь. А лучше нанять. Такие шустрые малые — мечта любой команды…
День оказался ветреным. Рев океана заполнял все побережье. Два лимузина Лучано стояли возле захолустного домика. Дверь никто не открывал, и местного мафиозу уже одолевали сомнения. Если это такая «шуточка» для разнообразия, то достать этих Врайдов будет делом чести. Но тут из-за дома донесся голос одного из головорезов:
— Эй, босс! Это, кажется, для нас.
Лучано сразу поспешил туда. Под забитым фанерой окном прямо на земле палкой было нацарапано: «копать здесь!». Две минуты работы и из земли извлекли увесистый мешок для мусора, полный денег. Пятимиллионную гору увенчивал список счетов Врайдов на еще семьсот миллионов долларов.
Никто так и не успел подумать, что тут что-то нечисто. Галдеж пролетавшей стаи чаек перешел в уверенный победоносный клич:
— Полиция, никому ни с места!
И тот же голос недоуменно добавил:
— Господин мэр?…
Пользуясь некоторым замешательством полиции, некоторые из подчиненных Лучано рванули в пролесок, но далеко никто не ушел. Сам же патрон долго и громко хохотал. А когда задержанных «грузили» в полицейские машины, к стоявшим на крыльце супругам Бэйтонам-Врайдам подошел лейтенант.
— Ну, что, лейтенант, — сказал Влад, — неожиданный поворот?
— Да, уж, — вздохнул полицейский, и как-то не вполне уверенно заговорил: — От имени властей, мистер и миссис Бэйтон, я должен поблагодарить вас за сотрудничество с полицией, а также извиниться за необоснованные подозрения — это наша работа… Теперь вы можете быть совершенно свободны, но пока что, желательно, далеко не отлучаться: вас еще вызовут в качестве свидетелей…
Но когда мэра усаживали в полицейскую машину, Влад все-таки не сдержался.
— Эй, Лучано! — вдруг крикнул он. — Тебя подставила моя кошка.
Минутная немая сцена. Однако, поскольку смысл этой фразы понимали лишь Влад и Даша, все так и уехали в глубоких раздумьях…
* * *
Влад не спеша, попивал чаек у своего навороченного компьютера, и задумчиво вглядывался в паутину многообещающих ходов к банкам по Интернет. С теплым Атлантическим океаном желательно было повременить, и пришлось поселиться у теплого Черного моря (с такими деньгами любое море станет теплым), в родном до боли в желудке кораблестроительном городе. Впрочем, пока повременить. Пока Америка не утихнет, а одна шестая суши окончательно не сойдет с ума.
Но тут с кухни донесся голос Даши:
— Эй, орава, — «китикет»!
Тотчас же стадо из четырех трехмесячных котов, не считая Визки, ринулось на кухню. Но двое из них прохлаждались на подоконнике, у которого стоял стол с компьютером. Не нужно быть гением, чтоб предвидеть результат — оба они «проскакали» по клавиатуре.
Неизвестно, какие клавиши на этот раз попали под лапы, но не успел Влад и рот раскрыть, как монитор на пару мгновений погас. В следующую секунду на экран выплыло, блуждавшее в интернете изображение потрясающей по красоте спиральной галактики, заснятой знаменитым орбитальным телескопом «Хаббл».
Так Влад заимел очередное увлечение — астрономию…
                                                             31 марта, 1998 год. Николаев.

Share on Facebook0Tweet about this on Twitter0Email this to someoneShare on Google+0

Читайте также:

By continuing to use the site, you agree to the use of cookies. more information

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close