Медвежья услуга

Фантастический рассказ

 Это случилось чуть более шести месяцев назад по местному времени. Я высадился на эту планету для того, чтобы установить на ней одно звено общей цепи трансгалактической связи. Вообще-то меня предупреждали, что планета отсталая, но я не подозревал, что настолько и таким причудливым образом. Я полагал, что пробуду на ней не больше двух недель и затем транслируюсь на свой корабль, обращавшийся на околополярной орбите. Но тут-то и возникла загвоздка.

Дело в том, что для того, чтобы вернуться домой, мне нужно было просто-напросто избавиться от собственного тела, то есть, говоря здешним языком, умереть. Тогда моя суть была бы беспрепятственно транслирована на корабль, где я принял бы свой обычный облик.

После выполнения намеченной работы я взобрался на самое высокое здание того города, где высадился, и бросился вниз. Но к моему несчастью, я не рассчитал угол падения и у самой земли зацепился за ветку дерева. В результате насмерть не убился.

Очнулся я в реанимации местной больницы — с искусственным сердцем, вставными почками и переломанными ногами. В мою руку был вставлен какой-то шланг (впоследствии я узнал, что это капельница) а тело опутано проводами.

Я, конечно, позвал врача и попросил дать мне возможность умереть, но он наотрез отказал. Оказывается, в этой стране, как и на всей планете, запрещена свободная смерть. Она у них противозаконна. Так я стал заложником собственной ошибки.

Сначала, конечно, я действовал кустарными методами: пытался вырвать из себя провода, дотянуться до приборов, чтобы их выключить, — но ни к чему хорошему это не привело. Я сам же потом об этом пожалел. Ведь меня связали и накололи снотворным так, что я спал двое суток вместо того, чтоб работать головой и искать выход.

Покончить с собой голодовкой я даже и не пытался: это долго и весьма утомительно. И потом, эти заботливые врачи мне бы просто вводили пищу через зонд. Как-то мне двое суток ничего не кололи. Когда я узнал, что не было лекарств, я полчаса хохотал и не мог остановиться. Действительно, нет большего абсурда, чем оставить человека в живых только для того, чтобы потом кончились лекарства.

Так с искусственным сердцем, вставными почками, переломанными ребрами и связанными руками уже седьмой месяц я торчу в какой-то больнице с допотопным оснащением на этой проклятой недоразвитой планете. К тому же еще и моя родная галактика мне «помогла», приняв закон о «невозможности применения гипноза и других психологических средств контакта к представителям низкоразвитых цивилизаций».

Конечно, я мог бы сколько угодно здесь оставаться, но можно подумать, что у представителя галактического агентства связи нет других дел, как только торчать в больнице какой-то допотопной планеты, обитатели которой оказали тебе медвежью услугу. Ко всему здесь можно умереть со скуки. Я-то хотел умереть, но такой смерти я себе отнюдь не желал.

К счастью, в этой стране уже была гласность, и мне разрешили выступить в прессе. Сказать этим аборигенам, что я с другой планеты и мне непременно нужно умереть для того, чтобы вернуться, я, конечно, не мог. Приходилось выдумывать разные сказочки. И, тем не менее, вокруг меня поднялась большая шумиха. Журналисты и репортеры валили один за другим. Я общался с ними целыми днями с перерывами только на уборную, которая, впрочем, была у меня в кровати. Но и этот хипеж ни к чему хорошему не привел, все свелось к бесплодным дебатам на тему: разрешить людям добровольно умирать или нет?

Проблема решилась сама собой и весьма неожиданно. Как-то ночью, когда вся больница спала, послышался оглушительный звон стекла, треск дверей и стрекочущие выстрелы какого-то оружия. Через некоторое время дверь в палату отворилась, и из коридора появился какой-то кричащий человек в черном, наставил на меня дуло оружия, в котором я узнал древний автомат, и в следующий миг я оказался на корабле, приняв свой обычный восьмигранный вид.

«Свободен!» — с облегчением подумал я. Но что же все-таки там произошло? Об этом я узнал лишь спустя год, когда вернулся на эту планету с галактической следственной комиссией. Оказалось, что это были террористы, как они себя называли, то есть просто бандиты, какими кишат подобные планеты. Они совершали серию захватов больниц, но мотивов этого вразумительно разъяснить не могли и они сами. Кажется, что-то мямлили о борьбе за свободу.

«Какой показательно нелепый мир — подумалось мне. — Человеку не разрешается умирать по собственной воле, и в то же время его в любой момент могут прикончить, не спрашивая никакого согласия. Впрочем, какое мне дело до этой абсурдной крошечной планетки?..

 

Мы улетали. И тут я невольно поймал себя на мысли: и все-таки это довольно экзотическое место для отпуска.

 

6 апреля 1992 г. — 4 сентября 1997 г.

Share on Facebook0Tweet about this on Twitter0Email this to someoneShare on Google+0

Читайте также: