Классическая фальсификация

 

Кандуков ждал непрошенных гостей, и съемочная группа сразу ввалилась к нему в квартиру. Честно говоря, астроном не любил эту телепередачу, дилетанта-ведущего, делающего вид всезнайки, и поэтому уже давно ее не смотрел. Но на этот раз, кажется, они собирались исправиться. Да и соседи были в восторге (особенно детское население): “К профессору сам Станислав Лензон пожаловал…”

После краткого приветствия хозяин повел гостей в приготовленную для съемки одну из двух комнат своей “профессорской” квартиры. Пошла камера, в свой первый вопрос Лензон попытался вложить как можно больше:

Alphonsus_Ranger9_24_03_1964_Klas_falsh— Иван Анатольевич, я уверен, что зрителям программы “НЛО” будет небезынтересно услышать из первых уст ваше мнение и мнение официальной науки по поводу представленного в последней передаче так называемого “опыта с лампочками” — опыта, который якобы раскрывает принципиальную возможность влияния сознания человека на прошедшие события.
Астроном наморщил свой “эйнштейновский” лоб, а ведущий откинулся на спинку кресла и положил ногу на ногу, очевидно понимая, что в ближайшие полчаса уже ни о чем можно не спрашивать.
— Ну, во-первых, — начал Кандуков, — вряд ли мое мнение в этом вопросе чем-то существенно отличается от мнения, как вы изволили выразиться, “официальной” науки. Во-вторых, лично я вообще не понимаю и не принимаю этого словосочетания “официальная наука”. Наука не бывает официальной или неофициальной, наука — одна. И творится она, образно говоря, в лабораториях на сверхточных приборах. А все остальное, что происходит вокруг — это либо ненаука, либо околонаука, что практически одно и то же. Честно говоря, для ученых вся эта ваша метафизика, связанная с инопланетянами, “Космическим Разумом” и прочими сверхъестественными силами — уже позавчерашний день. На собственно метафизике наука поставила крест еще в ХIX веке. Современная физика докапывается до самого корня материи и истинной сути законов природы. Аналитически открываются все новые более глубинные уровни, пласты физической реальности, которые земной разум совершенно не в состоянии образно представить. Они-то для современного физика и являются своеобразными иными измерениями с чрезвычайно сложными связями между собой. Ну, а эта мнимая “сверхъестественность” и “неслучайность” природы сегодняшним ученым воспринимается, как ее колоссальная сложность и то, что ни одно явление не может протекать вне ее таких же сложных законов. То, что мы непосредственно видим вокруг — это действительно только верхушка айсберга природы… Однако я несколько отвлекся. Что касается вашего вопроса по “опыту с лампочками”, то тут, в общем-то, и говорить не о чем. Здесь мы просто-напросто имеем дело с типичной, я бы даже сказал, классической фальсификацией. Конечно же, как и всегда, она настолько завуалирована терминологией, что распознать ее, вычислить может только специалист или, по крайней мере, достаточно образованный человек. Я вкратце поясню суть дела.
Насколько я понял, вначале при помощи генератора случайных чисел на бумажную ленту наносились точки и тире, причем, до конца опыта эту ленту никто не проверял и не анализировал, дабы соблюсти “чистоту эксперимента”. Затем лента делилась на две равные части и одна из них оставлялась в стороне, а другая подвергалась так называемому “психофизическому воздействию оператора” — по замыслу экспериментаторов оператор своим “волевым усилием” должен изменять содержимое ленты. Для большей наглядности точки и тире заменялись загораниями зеленой и красной лампочки. От оператора требовалось “добиться” как можно большего количества миганий какой-то определенной лампочки. В конце концов, обе половины ленты анализировались и, как справедливо было замечено, на одной из них, той, которая была нетронута, распределение точек и тире должно было быть равномерно случайное. На той же, которая подвергалась воздействию, якобы наблюдалось отклонение от этого случайного распределения в сторону определенного знака (точки или тире), выбранного оператором. Причем это отклонение трактовалось как необъяснимое в рамках теории вероятностей. Из всего этого сразу делается головокружительный вывод о том, что человек способен воздействовать на уже сделанные записи, то есть на события, которые уже произошли! Но давайте сначала разберемся с цифрами. Начнем с того, что само словосочетание “равномерно случайное” или “среднестатистическое распределение” — вообще достаточно условно. Отдельные распределения, созданные генератором случайных чисел, неизбежно несколько отличаются от среднестатистического, а, следовательно, — и между собой. Иными словами, идеальное совпадение двух опытов — столь же маловероятно, как и сильное их отличие. Мы даже знаем, каково должно быть это отличие, чтобы не вызывать никаких удивлений. Это так называемые два стандартных отклонения — известное в науке правило “двух сигм”. То есть, если результаты эксперимента различаются между собой не более чем на две сигмы, это вполне естественно. Разумеется, для каждого рода опытов эта сигма своя и специально вычисляется… В данном случае, как было сказано в передаче, количество точек и тире на обеих лентах было порядка нескольких тысяч. В то же время различие между некоторыми (некоторыми!) половинками лент составляло всего 73 точки или тире, что заведомо меньше двух сигм, и, по моим грубым прикидкам, должно быть не меньше ста. Так что даже если эксперимент проведен идеально, без всяких технических накладок, при полном соблюдении его чистоты (все это, кстати, тоже вполне может “подкачать”) и его результаты справедливы, то в них все равно нет никакой проблемы, а тем более сенсации. Поэтому выводы и эйфория “экспериментаторов” совершенно не обоснованны.
Лензон хмыкнул и почесал висок концом авторучки.
— А как вы тогда объясняете неоднородность эксперимента? — спросил он. — Ведь две половины ленты — это по сути две части одного и того же опыта и они вроде бы не должны настолько отличаться между собой.
— Ну, это очень просто, — улыбнулся Кандуков. — Хотя надо сказать, что здесь мы опять же имеем дело с довольно-таки неплохой попыткой ввести в заблуждение и себя и других (не берусь судить, чего здесь больше). Дело в том, что, если бы мы рассматривали любой другой опыт, предполагающий получение некоторого конкретного результата, скажем, определение средней плотности какого-то протяженного предмета, то тогда некие две части этого опыта должны быть действительно абсолютно идентичны. То есть, даже разделив наш предмет надвое, для обеих его частей мы получим ту же самую среднюю плотность, что и для целого. Здесь же мы имеем дело с генератором случайных чисел, который совершенно произвольно ставит точки и тире на ленте. Поэтому, сколько эту ленту не дели, хоть на десять частей, эти части все равно будут рассматриваться как независимые между собой события и, следовательно, к ним применимо все вышеизложенное об их возможном различии.
Астроном вздохнул.
— Я только хочу, чтобы меня правильно поняли, — добавил он. — В моих словах нет ничего личного, а тем более желания кого-то обидеть. Я даже не знаю людей, проводивших этот “исторический опыт”. Уже давно прошли времена “клеймления позором”. Иметь свою точку зрения и отстаивать ее даже похвально — это признак интеллекта. Но, как говорится, верить можно во все и наши субъективные взгляды и мировоззрения могут сильно отличаться от действительности. Собственно, это уже давно известная аксиома. Однако ни для кого не секрет также, что у нас есть и объективный инструмент познания мира — это наука с ее строгими правилами добывания информации. И коль уж ты действительно вызвался что-то исследовать или узнать, так играй, как говорится, по этим правилам или, хотя бы, не извращай элементарные факты. Конечно, если мы не хотим создавать дешевых сенсации и славы. Что касается самой этой идеи, влияния человеческого сознания на физический мир, то наука, действительно, уже давно не исключает такую возможность. Очень может быть, что наше сознание чрезвычайно тесно и сложно связано с действительностью. Между тем, если человек и может на что-то кардинально повлиять своим сознанием, так это, скорей всего, на свой собственный организм, и весьма вряд ли — на окружение. Все это — очень сложные и неоднозначные вопросы, к которым еще только подступает наука. — Ученый усмехнулся: — Нам бы выявить хотя бы влияние человека на настоящее, а вы уже хватили прошлое…
Лензон повернулся и объявил в камеру:
— Это был комментарий известного московского астронома профессора ГАИШ МГУ Ивана Кандукова. Явно альтернативная точка зрения. Однако какую позицию принять — дело сугубо личное.
“Ну, вот и договорились, — про себя расхохотался Кандуков. — Оказывается, вопрос остался открытым. И стоило полчаса распинаться”.
День выдался чрезвычайно ярким, как, впрочем, и многие другие — печальный симптом земной экосистемы, катастрофически теряющей озоновый слой. Кандуков проверил герметичность задерживающего ультрафиолет окна — дорогостоящий озонатор, пожирающий углекислоту, не должен работать зря — и вернулся к столу. Не такой уж этот Лензон и задира. В более непринужденной обстановке за чашечкой чая и медовым пряником с ним можно даже подружиться…
— Я вам могу привести еще один очень показательный пример, — сказал вдруг Кандуков и гости стали сплошными ушами. — Альтернативное объяснение циклически меняющегося самочувствия людей с фазой Луны. Только это уже не для камеры. Так вот почти в центре лунного диска есть такой знаменитый кратер Альфонс, который своим жерлом направлен на Землю. В его центре есть небольшая горка, из которой нашим астрономом Козыревым в 1958 году было обнаружено кратковременное истечение газов. Но совсем недавно космическими методами было установлено, что эта горка является еще и источником слабого коротковолнового радиоизлучения неизвестного происхождения, которое имеет частоту генерации мозговых импульсов млекопитающих. С другой стороны, мы знаем, что вследствие движения по вытянутой орбите и синхронного вращения Луна несколько поворачивается, как бы качается, в ту и в другую сторону. Естественно, это происходит с периодом обращения Луны вокруг Земли, то есть с циклом лунных фаз. Именно с таким циклом влияющий на нас луч кратера Альфонс, который покрывает всю Землю, то сходит, то направляется на нее, подобно большому локатору. А нам, разумеется, кажется, что на нас действуют фазы Луны…
Некоторое время гости сидели, раскрыв рты, не зная, что и думать. Какая революционная информация… Да все мимо них, все мимо их программы!
— А вы не могли бы сейчас все это повторить? — наконец опомнился Лензон, делая знак оператору.
— Спокойно, ребята, — рассмеялся Кандуков. — Я же сказал — это не для камеры. На самом деле, я все это выдумал. То есть, не все, конечно. Только радиоизлучение Альфонса и то, что он направлен на Землю. А все остальное — чистая правда. Вот только эти два “незначительных прокола”, которые вряд ли расшифрует неспециалист, делают мою теорию абсолютно бессмысленной.
Все долго смеялись.
— Надо сказать, — говорил Лензон, — вы меня конкретно подловили, Иван Анатольевич. Хотите верьте, хотите нет, но я уже давно на такое не попадаюсь. Как должно быть интересно с вами студентам…
— Причем я это сделал сходу, почти не задумываясь, — сказал профессор. — Теперь вы представляете, насколько легко специалисту облапошить неспециалиста, особенно если он поставил такую задачу, или же сам искренне верит в свою болтовню. А каково это сделать на телевидении, да еще со ссылкой на компетентные источники, да еще имея парочку очевидцев, которые видят то, что хотят увидеть, да еще эффектный видеоряд… Сенсации штампуются элементарно. Так можно миллионам понавесить лапши на уши. Поди потом докажи каждому, что он не потомок инопланетян. К несчастью, наше “доблестное” телевидение давно пестрит подобными примерами. Поэтому я свой “ящик” уже и не включаю.
— Ну, надеюсь, что для нашей будущей передачи вы сделаете исключение… — таинственно заметил Лензон.
Интервью профессора показали хотя и урезанно, не без того, но все же вполне сносно. Затем пошла рубрика “горячие новости” — красочный видеоряд из галактик, звезд, планет и, наконец, панорамных снимков Луны. Это все, как ни в чем не бывало, сопровождал теплый и таинственный голос второй ведущей программы “НЛО”:
— Как стало известно программе “НЛО” буквально на днях средствами космонавтики было сделано сенсационное открытие, которое даст возможность, наконец, удовлетворительно объяснить феномен зависимости самочувствия людей и животных от лунных фаз. Но сначала немного истории. В 1958 году российский астроном Козырев открыл истечение газов из центральной горки кратера Альфонс, который расположен почти в центре диска Луны и своим жерлом направлен в сторону Земли…
С тех пор Лензон с Кандуковым больше не встречался.

г. Николаев, 1999 год.

 


Если у вас появилось желание и имеется возможность поддержать моё творчество материально – отправляйте ваши добровольные пожертвования сюда (не выпрашиваю, блин! Просто говорю — на всякий случай!):

RAIFFEISENLANDESBANK NOE-WIEN

Vyacheslav Chubenko

IBAN: AT54 3200 0000 1155 5497

BIC: RLNWATWW

.

PayPal: asfaya2017@gmail.com

СПАСИБО!

Share on Facebook0Tweet about this on Twitter0Email this to someoneShare on Google+0

Читайте также:

By continuing to use the site, you agree to the use of cookies. more information

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close